Операция Silberstreif ("Серебряная полоса")

Организационные вопросы пропагандистской деятельности в Германии. Взаимосвязь ведомств, отделов, типографий, рот пропаганды. Методы агитации противника, применявшиеся в Германии.

Re: Операция Silberstreif ("Серебряная полоса")

Сообщение Hohner 30 июл 2014, 20:41

Советская контрразведка не могла безучастно наблюдать за столь масштабной обработкой бойцов и склонением их к переходу линии фронта.
И они придумали достаточно эффектный метод противодействия. Была разработана операция "Измена Родине".

Приведу два документа.

1. Из докладной записки УКР «Смерш» Брянского фронта зам. наркома обороны СССР B.C. Абакумову об итогах оперативно-чекистских мероприятий под кодовым названием «Измена Родине».

19 июня 1943 г. Совершенно секретно
В мае с.г. наиболее пораженными изменой Родине были 415-я и 356-я сд 61-й армии и 5-я сд 63-й армии, из которых перешли к противнику 23 военнослужащих.

Одной из наиболее эффективных мер борьбы с изменниками Родине, в числе других, было проведение операций по инсценированию под видом групповых сдач в плен к противнику военнослужащих, которые проводились по инициативе Управления] контрразведки «Смерш» фронта под руководством опытных оперативных работников отделов контрразведки армии.

Операции происходили 2 и 3 июня с.г. на участках 415-й и 356-й сд с задачей: под видом сдачи в плен наших военнослужащих сблизиться с немцами, забросать их гранатами, чтобы противник в будущем каждый переход на его сторону группы или одиночек изменников встречал огнем и уничтожал.

Для проведения операций были отобраны и тщательно проверены три группы военнослужащих 415-й и 356-й сд. В каждую группу входили 4 человека.

В 415-й сд одна группа состояла из разведчиков дивизии, вторая — из штрафников.

В 356-й сд создана одна группа из разведчиков дивизии.

В состав групп были подобраны и тщательно проверены смелые, волевые и преданные военнослужащие из числа мл. командиров и красноармейцев.

Привожу характеризующие данные на отдельных участников группы:

Пом. ком[андира] взвода разведроты 356-й сд сержант Васильев, 1920 г.р., уроженец г. Москвы, до призыва в Красную Армию проживал там же, русский, член ВЛКСМ, образование 5 кл[ассов], по соцположе-нию - рабочий, не судим.
Окончил курсы разведчиков, участвовал в трех боевых операциях. При выполнении боевой задачи в ночь на 24 мая с.г. первым ворвался в траншеи противника, забросал гранатами немцев, своевременно эвакуировал раненых разведчиков. За выполнение боевых заданий награжден медалью «За боевые заслуги».

Красноармеец штрафной роты 415-й сд Дорохов, 1906 г.р., уроженец Тульской обл., русский, по происхождению — из крестьян-бедняков, колхозник, образование 4 класса, б/п, женат, ранее судим за элементы.
Мобилизован в Красную Армию в июне 1941 г., под Моздоком в сентябре 1942 г. ранен. В штрафную роту попал после суда по обвинению в дезертирстве из Красной Армии.
В окружении и плену не был. Дисциплинированный, волевой, решительный. Охотно изъявил желание искупить свою вину перед Родиной.

Юрин, 1917 г.р., уроженец Челябинской обл., русский, б/п, образование среднее, женат. В Красной Армии с 1938 г., имеет два ранения. В окружении и плену не был. В штрафную роту направлен после суда за членовредительство в декабре 1942 г. (взрывом модернизированного взрывателя оторвало один палец). Проявил себя как один из лучших красноармейцев, дисциплинированный и инициативный. При личном знакомстве произвел впечатление серьезного, умеющего выполнить ответственное здание.

Разведчик 415-й сд красноармеец Воронцов, 1914 г.р., уроженец Орджоникидзевского края, русский, по происхождению — из крестьян, образование 4 класса, член ВКП(б) с 1942 г., не судим, холост. В Красной Армии служит с 1937 г. Имеет ранение. В плену и окружении не был. Неоднократно участвовал в боевых операциях, инициативный, дисциплинированный разведчик, находчив.

Остальные участники групп характеризуются аналогичными данными.

После подбора группы были отведены в тыл дивизий, где проходили под руководством опытных командиров специальную подготовку.

При подготовке особое внимание было обращено на умение участвующих в операции эффективно забросать немцев гранатами и быстро скрыться после выполнения ее. Подготовка осуществлялась на местности, аналогичной предполагаемым районам действия. [...]

Одновременно были намечены конкретные места действия групп, подготовлены планы действия и расчеты артиллерийского и минометного огня для поддержки групп во время операции.

Места для операции групп были выбраны там, где имелись случаи групповых переходов линии фронта изменниками Родине.

2 июня 1943 г. в районе обороны действовали первая и вторая [группы]. 3 июня с.г. в районе обороны 356-й сд действовала третья группа.

Операция первой группы (разведчики) 415-й сд
2 июня с.г. в 4.00 группа после сосредоточения на исходном рубеже подползла к немецкому проволочному заграждению, встала и, подняв руки, начала искать проход в проволочном заграждении.
Немцы сразу же заметили идущих и стали звать их к себе. Три немца во главе с офицером вышли навстречу разведчикам, сблизившись с группой у проволочного заграждения на 30 м. Разведчики забросали подошедших немцев гранатами, уничтожив три немца, без потерь вернулись обратно.
Отход группы поддерживался огнем из веек видов оружия.

Операция второй группы 415-й сд (штрафники)

2 июня с.г. в 3.00 группа сосредоточилась на исходном рубеже в 100 м от противника, недалеко от нашего проволочного заграждения.
В 4.00 двумя партиями по два человека, с поднятыми руками, пошли к проволочному заграждению, один из первых держал в руках белый лист бумаги, означавший немецкую листовку.
При входе к проволочному заграждению немцев группа увидела двух немецких солдат, которые начали указывать место для прохода через заграждение.
Группа, пройдя немецкое проволочное заграждение, заметила, что от последнего к немецким траншеям идут два хода сообщения и в траншеях группу ожидают около 20 немецких солдат.
При подходе к скоплению немцев на 30 м группа забросала немецких солдат гранатами. И после использования всего запаса гранат, под прикрытием артиллерийского и минометного огня, отошла в наши окопы.
При отходе два человека из группы получили легкое ранение, и сейчас находятся в строю.

Операция третьей группы 356-й сд (разведчики)

3 июня с.г. в 3.00 группа вышла с исходного рубежа и дошла до проволочного заграждения немцев, где была встречена одним немецким солдатом, который их остановил словом «хальт».
Когда старший группы назвал пароль для перехода - «штыки в землю», немец стал показывать дорогу к проходу, находясь от группы в 20 м.
В это время он был забросан гранатами, а группа вернулась в свои траншеи.
По группе был открыт противником огонь, однако никто из нее ранен не был.

Все группы поставленные перед ними задачи выполнили отлично, никаких происшествий за время операций не случилось.

Поставлен вопрос перед Военным советом 61-й армии о награждении участников операций, а также о снятии судимости с группы красноармейцев штрафной роты 415-й сд, принимавших участие.

Отделам контрразведки армии даны указания о проведении аналогичных инсценировок «Измена Родине» в частях, наиболее пораженных переходами военнослужащих к противнику.

Зам. начальника Управления] контрразведки НКО «Смерш» Брянского фронта
ЦА ФСБ России, ф. 14, on. 5, д. 23, л. 386-391.
Подлинник.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватар пользователя
Hohner
Администратор
 
Сообщений: 1130
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград

Re: Операция Silberstreif ("Серебряная полоса")

Сообщение Hohner 30 июл 2014, 20:45

2. Спецсообщение УКР «Смерш» Брянского фронта B.C. Абакумову об итогах проведения оперативно-чекистских мероприятий под кодовым названием «Измена Родине».

10 июля 1943 г. Совершенно секретно
В целях пресечения случаев перехода изменников на сторону противника работниками Управления контрразведки НКО «Смерш» Брянского фронта совместно с Отделом контрразведки «Смерш» 63-й армии 2 июля 1943 г., на участке обороны 5-й стрелковой дивизии, проведены инсценировки «Измена Родине».
Подготовка к инсценировке и проведение операции проходили следующим образом.

I. Подбор и подготовка боевых групп

С 26 по 28 июня с.г. оперативный состав совместно с командованием производили подбор кандидатур для участия в инсценировках.
Всего было отобрано 15 человек, физически развитых, волевых, смелых военнослужащих. Отдельные из них являлись разведчиками полков. Почти все ранее участвовали в боях на фронте Отечественной войны.
В состав 15 человек входили: 8 военнослужащих из 15-й армейской штрафной роты, ранее судимые за разные преступления, а 2 из них направлены в штрафную роту на два месяца по приказу командования соединения.
Для участия в инсценировках были отобраны следующие военнослужащие:

1. Поплаухин, 1915 г.р., уроженец Кировской обл., б/п, образование 5 классов, русский, старшина, служащий в Красной Армии с 20 сентября 1938 г. Участник боев на Корейском перешейке, [в] Чернигове, Киеве, Харькове и Сталинграде. В боях получил одно ранение, ранее награжден орденом Красной Звезды, но по решению суда отобран, осужден по ст. 193-17 УК сроком на 7 лет.
За время пребывания в штрафной роте Поплаухин показал себя дисциплинированным, требовательным младшим командиром.
Работая в должности пом. командира 2-го взвода, проявлял исключительную заботу о своих бойцах, активно помогал командному составу роты крепить воинскую дисциплину.
В мае с.г. Поплаухин, рискуя жизнью, подполз к немецкому проволочному заграждению с целью задержания изменников Родине — Пинчука и Митрофанова.

2. Коломоец, 1919 г.р., уроженец Актюбинской обл. КазССР, украинец, б/п, образование 5 классов, сержант, судим по ст. 193-17 УК на 5 лет ИТЛ.
За время пребывания в штрафной роте Коломоец показал себя стойким, дисциплинированным младшим командиром.
Работая младшим командиром, за хорошее несение службы имеет от командования роты благодарность.

3. Крицын, 1922 г.р., уроженец Воронежской обл., русский, б/п, образование 7 классов, рабочий, красноармеец, в Красной Армии с июля 1941 г., в боях не участвовал. По приказу командования 3-го СУББ за недисциплинированность направлен в штрафную роту.
За время пребывания в штрафной роте Крицын показал себя дисциплинированным красноармейцем, выполнявшим четко все приказания командиров. По заданию командования роты Крицын вылезал за передний край, до проволочного заграждения противника. Задание выполнил четко.

4. Шевяков, 1922 г.р., уроженец Воронежской обл., русский, рабочий, б/п, образование 7 классов, не судим, в штрафную роту направлен по приказу командования 3-го СУББ за недисциплинированность, в Красной Армии с июля 1941 г., в боях не участвовал, красноармеец.
За время пребывания в штрафной роте Шевяков показал себя дисциплинированным и примерным красноармейцем, был назначен пом. командира взвода. С работой справлялся хорошо.

5. Гаранин, 1911 г.р., уроженец Тамбовской обл., русский, колхозник, б/п, образование 2 класса, судим по ст. 193-7 «г» на 7 лет ИТЛ, красноармеец, участник боев, имеет ранения.
За время пребывания в штрафной роте Гаранин показал себя дисциплинированным, бдительным красноармейцем, принимал участие в розыске изменников Родине.
Как дисциплинированного красноармейца, командование роты назначило Гаранина заместителем командира отделения. С работой справляется хорошо.

6. Загорский, 1916 г.р., уроженец г. Гомеля, русский, образование среднее, рабочий, б/п, судим по ст. 58-10, ч. 1 УК на 10 лет ИТЛ, старшина, летчик-истребитель, во время боев сбил немецкий самолет «Ю-88».
За время нахождения в штрафной роте Загорский показал себя дисциплинированным, бдительным бойцом, честно и добросовестно выполнявшим приказания командиров.
Работая командиром отделения, был требователен к подчиненным.

7. Левин, 1911 г.р., уроженец г. Мелитополя, еврей, рабочий, образование 5 классов, б/п, красноармеец, в Красной Армии с августа 1941 г., судим по ст. 166 УК на 5 лет ИТЛ, участвовал в боях, имеет ранения.
За время пребывания в штрафной роте Левин показал себя дисциплинированным и исполнительным красноармейцем, за что был назначен на должность мл. командира. С работой справлялся хорошо.

8. Тронин, 1922 г.р., уроженец УдмАССР, удмурт, колхозник, б/п, образование 7 классов, сержант, в Красной Армии с августа 1940 г., участвовал в боях, имеет ранения.
За время пребывания в штрафной роте Тронин показал себя стойким и дисциплинированным бойцом. Будучи'младшим командиром был требователен к подчиненным, бдителен. Им лично задержан красноармеец, пытавшийся перейти на сторону противника.

9. Баранов, 1909 г.р., уроженец г. Череповца, в Красной Армии с июня 1941 г., старший сержант, участник боев, награжден медалью «За отвагу», имеет ранения, командир отделения взвода пешей разведки 142-го стрелкового полка.
За период службы в 142-м сп Баранов показал себя дисциплинированным младшим командиром, требовательным к подчиненным, Умело передающим свои знания и опыт бойцам.
В составе группы захвата ходил в ночной поиск, и группой был захвачен контрольный пленный, за что был награжден медалью «За отвагу».

10. Брюхов, 1922 г.р., уроженец Челябинской обл., русский, рабочий, член ВЛКСМ, образование 4 класса, красноармеец взвода разведки 142-го сп, в Красной Армии с октября 1942 г.
За время службы в 142-м стрелковом полку Брюхов показал себя Дисциплинированным красноармейцем, в боях — стойким и смелым, Участвовал в ночных поисках по захвату контрольного пленного.

11. Лунин, 1912 г.р., уроженец Алтайского края, русский, Рабочий, кандидат в члены ВКП(б), образование 4 класса, в Красной
Армии с июля 1941 г., младший сержант, участвовал в боях, имеет два ранения.
За период службы в 142-м стрелковом полку Лунин показал себя стойким и дисциплинированным младшим командиром, участвовал несколько раз в ночных поисках.

12. Мусорин, 1924 г.р., уроженец г. Караганды, КазССР, русский, рабочий, член ВЛКСМ, образование 9 классов, в Красной Армии с апреля 1942 г., младший сержант, награжден медалью «За отвагу».
За период службы в 142-м стрелковом полку Мусорин показал себя дисциплинированным, инициативным и знающим свое дело разведчиком. Ходил в ночной поиск в группе, которая захватила контрольного пленного, за что награжден медалью «За отвагу».

13. Пономарев, 1922 г.р., уроженец Свердловской обл., русский, рабочий, б/п, образование 7 классов, в Красной Армии с ноября 1941 г., красноармеец 190-го стрелкового полка.
Находясь в 190-м стрелковом полку, Пономарев показал себя дисциплинированным и смелым воином, честно выполняющим приказы командования.

14. Цыганков, 1918 г.р., уроженец г. Ташкента, русский, служащий, кандидат в члены ВКП(б), образование 7 групп, в Красной Армии с февраля 1942 г., старший сержант, участник боев, имеет два ранения.
За период службы в 190-м стрелковом полку Цыганков показал себя выдержанным и смелым младшим командиром, имеет на личном счету четырех убитых немцев, представлен к награде медалью «За отвагу».

15. Чуприков, 1912 г.р., уроженец Омской обл., русский, рабочий, б/п, образование 5 классов, в Красной Армии с июня 1941 г., старший сержант, участник боев.
За период службы в 190-м стрелковом полку Чуприков показал себя дисциплинированным и смелым младшим командиром.

Все участники инсценировки были зачислены в группы после личной беседы с каждым и получения положительных отзывов о них через агентуру.
По договоренности с командованием дивизии, указанные военнослужащие были сведены в одну группу и отправлены во 2-й эшелон дивизии для прохождения боевой подготовки и тренировки применительно [к] требованиям, предъявленным к лицам, участвующим в подобных операциях.
Им были созданы хорошие условия и улучшенное питание.
Для тренировки по метанию гранат был выделен капитан Кашулин - пнш 1-го отделения. Занятия и тренировка их проводилась с 26 июня по 2 июля 1943 г.
Ежедневно оперативный работник контрразведки фронта проводил беседы с участниками групп и обучал их как действовать.

II. Подготовка и проведение операции

Закончив подготовку боевых групп, было решено инсценировки проводить в 142-м и 336-м стрелковых полках, где наиболее всего были случаи измены Родине, с чем командование дивизии согласилось.
2 июля 1943 г. командование дивизии издало приказ, обязывающий командиров 142-го и 336-го сп в ночь с 2 на 3 июля с.г. провести инсценировки «Измена Родине»:

в 142-м сп - двумя группами и в 336-м сп - одной группой.

В состав первой группы вошли:

1. Баранов — старший группы, 2. Загорский, 3. Брюхов, 4. Лунин.
Первая группа должна была действовать в районе с. Одинок на участке 1-го батальона и 7-й стрелковой роты 142-го сп, где ранее проходили изменники Родине.

В состав второй группы вошли: 1. Мусорин - старший группы, 2. Гаранин, 3. Левин, 4. Тронин.
Вторая группа должна была действовать в районе с. Малое Из-малково, на участке обороны 5-й стр. роты 2-го батальона 142-го сп.

В состав третьей группы вошли:
1. Поплаухин - старший группы, 2. Коломоец, 3. Крицын, 4. Шевяков.

Поддерживали третью группу:
1. Пономарев, 2. Цыганков, 3. Чуприков.
Большинство участников группы являлись штрафниками и должны были действовать в районе южнее дер. Вяжи, на участке 15-й армейской штрафной роты, где проходили изменники Родине.

Согласно разработанному плану боевых действий, все три группы должны были 3 июля 1943 г. к 3 часам 30 мин. выдвинуться за проволочное заграждение противника, после чего с поднятыми руками направиться к траншеям противника под видом сдачи в плен. На близком расстоянии забросать группу немцев гранатами, после чего под прикрытием огня возвратиться.
Все группы должны были действовать одновременно.

2 июля 1943 г. в 16.00 все три группы были выброшены в полки и направлены в район их действия и с передних траншей вели личное наблюдение за противником, а также изучали местность.
Все участники боевых групп были вооружены — по 6 гранат каждый, ножами и пистолетами ТТ.

III. Ход выполнения боевой задачи

Отлично выполнила задачу третья группа в составе Поплаухина, Коломоец, Крицына и Шевякова и поддерживающие их — Пономарев,
Чуприков и Цыганков, которые действовали на особо опасном участке и все вернулись без потерь и ранений.

Командир 336-го сп майор Наумов, действуя в строгом соответствии с приказом командира дивизии и нашей инструкцией, правильно организовал действие группы.
Боевая группа, достигнув намеченной цели, была встречена немцами, ожидавшими сдачи их в плен, но участники группы, забросав блиндаж и траншеи 32 гранатами, убили немецкого часового, уничтожили дзот, пулемет с прислугой и более 10 немецких солдат.

3 июля 1943 г. командование 5-й стрелковой дивизии за образцовое выполнение боевого задания наградило Поплаухина, Коломоец, Крицына и Шевякова орденом Красной Звезды, Пономарева, Цыганкова и Чуприкова - медалью «За отвагу», и со всех снята судимость.
Всем участникам 3 июля с.г. были вручены правительственные награды в торжественной обстановке.
После проведенной инсценировки на этом участке противник вел передачу на русском языке, вновь призывая бойцов к переходу на его сторону, но предупреждал: «...Избегайте перехода группами, так как группы будут уничтожаться. Переходите одиночками, и не утром, как мы принимали до сих пор, а ночью...»

Первая и вторая группы поставленных перед ними задач не выполнили по следующим причинам:
1. Командир полка подполковник Фомин плохо организовал своевременное продвижение групп в ночное время к переднему краю обороны, особенно первой группы.
2. Не выделил опытных саперов, по вине которых противник обнаружил первую группу и держал ее под огнем, а отдельные саперы [из] второй группы проявили трусость.
3. Командир полка подполковник Фомин, вместо того чтобы выполнить четко приказ командира дивизии, установил сигнал начала действий — две пулеметные очереди, и ввиду нечеткости пулеметной стрельбы вторая группа Мусорина не могла разобрать сигнал начала действий.
4. Зам. начальника штаба 142-го сп по разведке капитан Пономарев 2 июля с.г. в 16.00 по прибытию в полк обеих групп без нашего ведома поставил перед ними дополнительную задачу — захват «языка», что ими было воспринято, так как Пономарев и Мусорин — ст. группы — служат во взводе разведки указанного полка.
5. Указанный Пономарев по прибытию групп лично подошел к ним и не только отдал приказание срезать погоны, а даже сам срезал у Баранова, Мусорина и ряда других товарищей, чем обрек всех участников групп на неминуемую сдачу в плен и у отдельных вызвал определенную трусость, особенно у руководителя второй группы Мусорина.

В подтверждении изложенного, привожу выдержки из показаний участников обеих групп.

Руководитель первой группы Баранов А.А. по затронутым выше вопросам показал:
«...Я получил дополнительное указание от капитана — помощника начальника штаба по разведке 142-го сп — Пономарева захватить военнопленного. Кроме того, Пономарев приказал нам всем снять погоны. Я на это приказание Пономареву заявил: «Зачем же снимать погоны? Если уж придется умирать, то умирать офицером». Пономарев не обратил никакого внимания на мои слова, ножом срезал нам всем, участникам группы, имевшиеся у нас погоны, заявил, что погоны нам не нужны, и бросил их в ящик, где лежали погоны...»

Активный участник группы Левин показал:
«...2 июля 1943 г., получив боевую задачу, наша группа под командой младшего сержанта Мусорина пошла на выполнение этой задачи.
Для сопровождения нашей группы были выделены два сапера, которые вследствие своей неопытности и боязни очень медленно двигались вперед и не знали пути, по которому мы должны ползти. Видя то, что саперы продвигаются очень медленно, я решил взять ножницы для резки колючей проволоки и самому вести группу. [Под]ойдя на близкое расстояние от противника, мы залегли. Через некоторое время я выдвинулся вперед прорезать проход в проволочном заграждении. Прорезав проход, я вернулся к группе и сказал, что проход готов — надо действовать. Тогда вся группа продвинулась до проволочного заграждения и начала ожидать команды действия старшего группы - Мусорина, но Мусорин, видимо, струсил, лежал сзади нас и не подавал никакого сигнала для действия.
Видя бездействие и непринятие дальнейших решений Мусорина, старший сержант Тронин тогда начал предлагать Мусорину, чтобы он подал команду для действий, но команды Мусорин так и не подал. Пролежав бездействия несколько времени, мы отошли на исходный рубеж.
Кроме этого, одной из причин невыполнения задачи послужило то, что во время инструктажа капитан Пономарев, начальник разведки, инструктируя нас, приказал всей группе снять погоны, и даже сам срезал их.
Это действие как бы обрекало, что мы обязательно должны попасть в руки врага.
Одновременно с этим Пономарев поставил задачу перед группой — захватить пленного...»

Из объяснений всех участников группы видно, что они все подползли к траншеям противника на расстояние 15-20 м и, не разобрав пулеметную очередь как сигнал командира полка о начале действий, по приказу
Мусорина решили не действовать, несмотря на то что Левин, Гаранин и Тронин настаивали действовать без сигнала. Вся группа отошла, залегла на нашей стороне и вечером возвратилась, не выполнив задания.
Показания Левина полностью подтверждает Мусорин, за исключением того, что он струсил.

Первая группа, возглавляемая Барановым, при продвижении к р. Зуша, как указано выше, была обнаружена противником, и пулеметной очередью, разрывной пулей, был тяжело ранен участник группы Загорский на близком расстоянии от р. Зуша, который через несколько часов скончался.

Участники группы Баранова, находясь у самой р. Зуша, несколько раз пытались с приподнятыми руками пойти к немцам и выполнить задание - забросать их гранатами, но каждый раз при их попытке были обстреляны противником, так как по вине неопытных саперов они с вечера были обнаружены противником.

В силу сложившихся обстоятельств Баранов со своей группой был вынужден отойти и отнести ближе к нашим траншеям раненого Загорского.

Учитывая, что первая и вторая группы не выполнили боевого задания не по своей вине и что отдельные участники групп - Тронин, Левин и Гаранин, принимая меры к выполнению поставленной перед ними задачи, вели себя стойко и мужественно, перед командованием дивизии поставлен вопрос об их награждении.

Также поставлен вопрос о посмертном награждении участника группы Загорского, погибшего при выполнении боевого задания, который в прошлом сбил самолет противника «Ю-88».

Зам. начальника Управления контрразведки НКО «Смерш» Брянского фронта полковник
НА ФСБ России, ф. 14, oп. 5, д. 23, л. 309-319.
Подлинник.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватар пользователя
Hohner
Администратор
 
Сообщений: 1130
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград

Re: Операция Silberstreif ("Серебряная полоса")

Сообщение Hohner 30 июл 2014, 21:05

Вот такое оригинальное решение нашли наши смершевцы: заставить немцев собственными руками сводить на нет все усилия по вербовке перебежчиков.

Забыл добавить. Гитлер был не очень доволен возможностью создания Русской Освободительной Армии как реальной силы и опасался двойных трактовок Приказа №13. Это красноречиво иллюстрирует стенограмма совещания в горной резиденции Гитлера 3 июня 1943 г.

ГОРНАЯ РЕЗИДЕНЦИЯ ГИТЛЕРА
3 ИЮНЯ 1943 г. 21 час 45 минут.
Действующие лица: Гитлер, генерал-фельдмаршал Кейтель, генерал-лейтенант Шмундт, генерал Цейтлер, полковник Шерф.

Кейтель. Вопрос об отношении к пленным, добровольцам из пленных и батальонам из местных жителей на Востоке представляется мне в данный момент в следующем виде. Генерал Цейтлер может меня поправить, если высказываемые мной положения неверны. Вся пропаганда Власова, которую он развернул, так сказать, самодельным порядком, послужила основой для нынешней капитальной пропаганды, проводимой под условным наименованием «серебряный лампас» и рассчитанной на привлечение перебежчиков. С этой целью были выпущены листовки, содержание которых мы тогда согласовали с рейхсминистром Розенбергом, министром по делам Востока. Они были обсуждены с ним по каждому отдельному слову, он их одобрил и санкционировал. И тогда, с начала мая, можно сказать, развернулась широкая тотальная кампания.

Цейтлер. Часть листовок содержит вопрос о приличном обращении. Это основная масса.

Кейтель. Мы в них с целью пропаганды обещаем, что, если они перейдут к нам, они встретят у нас особое обращение. Это говорится в изложении приказа № 13, который использован для одной из листовок.

Фюрер. Листовку я видел.

Кейтель. Отдано распоряжение, чтобы перебежчики направлялись в специальные лагеря.

Фюрер. Это все правильно.

Кейтель. И чтобы в дальнейшем они могли вызваться добровольно на роли – во-первых, обыкновенных рабочих, во-вторых, добровольных помощников на оборонных работах, и в-третьих, при соответствующих обстоятельствах для зачисления в туземные соединения.

Фюрер. Этого мы в листовках не имеем в виду.

Цейтлер. Нет, в листовке, в приказе № 13 этого нет.

Кейтель. Это сказано позднее. После некоторого определенного времени они должны быть переведены на соответствующие роли. Об этом сделал распоряжение командующий восточными вооруженными силами, на этот счет я осведомлялся. Если они в течение определенного испытательного периода зарекомендуют себя, они могут просить об использовании их в соответствующей роли, как в качестве добровольных помощников, так и для зачисления в туземных соединениях. Эта широкая пропаганда опирается на листовки, которые подписываются «национальными или национально-русским комитетом». В этих листовках мы им говорим: с вами будут хорошо обращаться, вы получите хорошее питание, вы получите работу, а также, помимо этого, в листовках содержится призыв: переходите к нам, у нас вы можете вступить в русскую национальную освободительную армию.

Фюрер. Это следовало раньше доложить мне.

Кейтель. Этот пункт играл важную роль.

Фюрер. Из всего этого я усматриваю сегодня только одно, и это является для меня решающим – необходимо избегать такого положения, когда у нас могли бы создаться ложные представления. Необходимо различатьправо пропаганды, которую я направляю на ту сторону, и то, что в конечном счете мы делаем на самом деле.

Кейтель. Что мы делаем позади нашего фронта?

Фюрер. Не следует допускать даже малейшей мысли насчет того, что мы хотели бы найти, скажем, компромиссное решение. В этом смысле мы имели трагический урок уже в Первую мировую войну в отношении Польши, – я недавно уже указывал на это, – где имело место аналогичное обстоятельство благодаря обходному маневру появившихся тогда на сцене польских легионеров, в начале имеющих совершенно безобидный характер. Но внезапно события сгустились. В одном надо себе ясно отдавать отчет.
Я всегда считал, что мало есть людей, которые в критические моменты способны сохранять полное хладнокровие и не создавать себе никаких иллюзий. Поговорка, что утопающий хватается за соломинку, к сожалению, остается верной. Она сохраняет силу не только для утопающего, но и для всякого другого человека, находящегося в опасности. Большинство людей, сталкивающихся с опасностью, видят вещи не так, как они есть в действительности.
Я мог бы сослаться на документы, которые я в свое время получил от Борндта в тот момент, когда последовало отступление, когда неожиданно реальная почва была утеряна, и вместо этого возникла иллюзия, – именно тотчас после высадки англо-американцев в Северной Африке. Теперь же наши дела обстоят там вполне благополучно, теперь мы должны там наступать. Явное безумие, против которого мне пришлось тогда выдержать такую борьбу, но которое внезапно охватило людей и затуманило их рассудок, до того совершенно ясный и трезвый. В этом одном я усматриваю опасность, если у нас что-нибудь будет таким образом постепенно углубляться.
Теперь у нас достаточно людей. В хозяйстве Розенберга они сидят без числа. Но, к сожалению, они имеются у нас и при армиях. Это – бывшие балтийские дворяне и другие балтийские немцы. Но имеются также и украинские эмигранты, которые со временем обжились в Германии, частично, к сожалению, даже приобрели гражданство и которые, естественно, смотрят на немецкую освободительную кампанию с большой радостью. Но на фоне событий они видят не наши национальные цели, в перспективе они видят свои собственные цели. Каждый народ думает о себе и ни о чем другом.
Все эти эмигранты и советчики хотят только подготовлять себе позиции на будущее время.

Кейтель. В дополнение к этому осмелюсь доложить, что когда Польша действовала против нас, немецкие офицеры, как, например, один командир кавалерийского полка, состоявший в немецкой армии и четыре года участвовавший в боевых действиях, перешел на сторону Польши, чтобы принять на себя командование соответствующими подразделениями. Польское столбовое дворянство!

Фюрер. На сегодня перед нами встает именно такая опасность. Приказ № 13 вообще не подлежит обсуждению. Равным образом и другие вещи можно делать с таким расчетом, чтобы практически из них не вытекало никаких даже самых незначительных последствий и чтобы прежде всего не допустить распространения такого образа мыслей, какой я, к сожалению, уже обнаруживал у некоторых субъектов. Это несколько раз проявлялось и у Клюге: создадим себе огромное облегчение, если организуем русскую армию.
Здесь я могу лишь сказать: мы никогда не создадим русской армии – это фантазия первого разряда. Прежде чем мы это сделаем, будет гораздо проще, если я из этих русских сделаю рабочих для Германии; ибо это в гораздо большей степени является решающим фактором.
Мне не нужно русской армии, которую мне придется целиком пронизывать чисто немецким скелетом. Если я взамен этого получу русских рабочих, это меня вполне устраивает. Я могу тогда высвободить немцев, я могу соответствующим образом переквалифицировать русских. Наибольшим достижением для нашего производства будет являться рабочий, который будет занят на работе в Германии и которого мы должны, естественно, снабжать совершенно иначе, чем немцев, раз мы поручаем работу.
Одного нам нужно решительно избегать – чтобы у нас неожиданно не возникла мысль: может быть, наступит день, когда дела у нас пойдут плохо, – и нам нужно только создать украинское государство, тогда все будет в порядке, тогда мы получим один миллион солдат.
Мы ничего не получим, ни одного человека! Это такая же фантазия, как и тогда. Мы совершили бы величайшую глупость. Мы прежде всего упустили бы из виду цель настоящей войны. Я недавно уже сообщил Цейтлеру. Я имел беседу с Розенбергом и Кохом и мог лишь одно установить, что между ними, естественно, имеется огромная разница. Розенберг имеет в своем распоряжении деклассированные политические элементы еще со времен его собственной эмиграции.
Вполне естественно, что в 1919 – 1922 гг. мы к этим эмигрантам относились с полной симпатией, так как мы говорили, что, может быть, в России наступил перелом. Оказалось, что все это тоже одна лишь фантазия. Эмигранты ничего не делали. Они жили себе в Германии и кормились за наш счет. В 1921 г. я имел по этому поводу спор с Розенбергом, и я ему тогда сказал: «Розенберг, заметьте себе твердо, что революция делается только теми людьми, которые находятся внутри государства, а не вне его». И вот появился украинский гетман, который предложил нам свои услуги. Я сказал тогда: «Розенберг, чего вы ждете от этого человека?» – «О, он организует революцию». Я сказал тогда: «В таком случае он должен находиться в России».
Люди, совершающие революцию, должны находиться внутри государства. В противном случае это было бы равносильно тому, что я находился бы в Швейцарии и сказал бы: «Я организую из Швейцарии революцию в Германии». Это звучит слишком по-детски.
Мне пришлось однажды пережить такой случай. В числе других тому же Коху был сделан упрек, что в его районе появились партизаны. Кох сказал тогда: «Как вы можете делать мне такой упрек? Покажите мне какой-нибудь прифронтовой район, в котором не было бы партизан? Какие я имею политические соединения? Дайте мне достаточно полиции, и я покончу с партизанами. Уберите из любого прифронтового района войска, и вы увидите, есть там партизаны или нет. В хлебородных округах моего района нет партизан, они имеются лишь в северных округах, где так или иначе всегда водились банды. Войска должны вести постоянные операции против партизан в полосе до 50 километров за линией фронта. Я нахожусь на сотни километров позади фронта и не имею в своем распоряжении никаких людей. С кем я стану все это делать?» Все это является теоретизированием в облаках, без всякого учета того обстоятельства, что мы совсем не собираемся здесь ставить перед собой задачи на далекое будущее. Никаких отдаленных целей я намечать не могу в смысле создания независимых или автономных государств. Ибо начинается дело, и всегда оно кончается независимым государством. Это совершенно ясно, таков бывает заключительный аккорд песни.
Здесь нужно ставить вопрос со всей остротой, чтобы у нас не возникало никаких ложных представлений. Генерал Цейтлер высказался уже, что было бы, может быть, важно, чтобы я эту мою точку зрения изложил при случае наиболее видным офицерам – и в первую очередь генералам и фельдмаршалам.

Кейтель. Ламмерс здесь, чтобы изложить их взгляды в краткой докладной записке. Он уже беседовал со мной по этому вопросу, и я просил его сделать это в срочном порядке, так как нашим генералом очень трудно разъяснить это дело. Я беру на себя смелость заявить об этом открыто. Я это знаю непосредственно от Мюллера и Клюге.
В создании так называемых туземных соединений и в их вооружении они усматривают средства для ликвидации тревожного состояния, существующего в тыловых районах.

Фюрер. Цейтлер расскажет нам о них. Это, несомненно, такие соединения, которые сегодня нельзя удалить безоговорочно, так как их надо чем-то заменить.

Цейтлер. Мы имеем всего 78 батальонов, 1 полк и 122 роты. Это все. Из этих 78 батальонов 47 находятся в распоряжении фельдмаршала, на Украине и в распоряжении командующего запасной армией, так что собственно – впереди остается немного, и все они очень распылены, поскольку они находятся впереди.
Далее имеется особая категория численностью в 60 000 человек. Это – некоторая разновидность охраны. Они сведены в совершенно мелкие группы.

Фюрер. Это нужно. Без этого нельзя обойтись.

Цейтлер. О добровольных помощниках – приблизительно до 220 000 человек. Они распределены в войсках примерно по 4 – 5 человек на одного артиллериста. Их нельзя убирать.

Кейтель. В этих добровольных помощниках я не усматриваю ни политической, ни пропагандистской, ни иной какой-либо проблемы.
Что касается туземных соединений, то там дело опаснее, так как они сведены в достаточно крупные единицы.

Цейтлер. Имеется только одно-единственное подразделение полкового типа. Все остальные сведены в батальоны. Это также не представляет опасности.

Фюрер. С моей точки зрения, решающий момент заключается не в самом факте существования этих соединений, а в том, что мы ни в коей мере не должны дать себя обмануть насчет того, чего вообще мы можем от них ждать и какое действие это произведет на другую сторону.

Кейтель. Я позволю себе заявить, что мы будем рассматривать этого инициатора пропагандистских листовок, подписанных Власовым, то есть национальный комитет, как чисто пропагандистское средство.

Цейтлер. Необходимо провести резкую черту. Там, где дело касается противника, там можно все делать, а что происходит внутри, там дело обстоит иначе. Здесь должна быть ясная граница.

Кейтель. Я этот вопрос еще раз поставил перед Розенбергом совершенно четко. Я задал ему вопрос: каковы их собственные намерения в отношении национального комитета? Что касается нас, то мы предполагаем использовать их в целях пропаганды для возможно более широкого привлечения перебежчиков.
Его ответ: сведение этих добровольных помощников (так он их называет) и русских, украинских, кавказских, татарских боевых соединений в единую русско-украинскую освободительную армию, а также, добавлю я, использование этого предприятия с пропагандистскими целями.
Здесь мы имеем дело не только с использованием в целях пропаганды, но и особого рода сосредоточением. А это есть именно то, чего фюрер не желает.

Цейтлер. Этого мы совсем не делаем. Можно было выдавать вознаграждение людям, которые у нас служат, чтобы привязать их к нам, – какую-нибудь реальную ценность, будь то деньги или обещание, что они потом что-нибудь получат.
Сосредоточение я считаю совершенно неправильной мерой, и уж ни в коем случае в форме дивизий. Батальоны еще допустимы, их легко держать в руках. Но соединения выше этого не должны допускаться, за исключением казачьей дивизии. Эта последняя будет вести себя вполне порядочно.

Фюрер. Я сказал бы, что если бы мы успешно удержались на Кавказе, мы могли бы наверняка получить соединения не у грузин, а у мелких тюркских народов.

Кейтель. Они будут составлять исключение из вышеуказанного правила, так как они являются сильнейшими врагами большевизма. Они стоят вне дискуссии. Это – тюркские легионы. Это чисто туземные соединения. Я еще раз могу указать на то, что мы говорили в прошлом году, в начале сентября, они особо отличившиеся в борьбе с бандитами туземные соединения.

Фюрер. Они тогда уже существовали.

Кейтель. Эти роты, поскольку они стоят из безусловно надежных элементов на добровольческой основе, могут быть оставлены и дальше, а также могут создаваться заново. Так мы и тогда договорились.

Фюрер. Создание еще новых формирований является уже опасным.

Цейтлер. Это, пожалуй, было бы слишком неосмотрительно.

Фюрер. Дальнейшую их организацию надо, естественно, как-то задержать. Ибо этот процесс не имеет никаких границ. Один может это понять так, другой – иначе.

Кейтель. Командующий Восточным фронтом также относится благожелательно к созданию этих соединений.

Цейтлер. Нет, ни в коем случае, батальон – самое крепкое соединение.

Кейтель. Теперь дальше. Подтягивание их к фронту для ввода в бой, а также использование эмигрантов и лидеров прежней интеллигенции впредь, как и раньше, категорически воспрещается. Это оговорено совершенно четко. Такие люди не должны допускаться на фронт. Мы их оттуда удалили. Я сам проделал такую операцию в войсковой группе «Центр».Там в качестве переводчиков на руководящие посты проникли эмигранты, и мы их выбросили.

Шмундт. Нельзя сказать, чтобы генерал-полковник Линдеманн очень хотел создавать эти соединения, но он говорит, что мы должны выделять вопрос о пропаганде в сторону противника. Здесь все средства хороши. Но в тыловом районе дело обстоит так, что мы добились того, что мы освободили наших солдат для фронта. «Это мы достигли, – говорит он, – благодаря тому, что я только в районе действия моей армии имею 47 тыс. добровольных помощников. Которые, например, обслуживают всю мою железнодорожную сеть, – и все это всего-то потому, что они получают питание и жилье, а также сохранили себе жизни».

Кейтель. Добровольные помощники или туземные соединения?

Шмундт. Добровольные помощники. Но это – люди, которые без всякого надзора со стороны надсмотрщиков или полиции добровольно делают себе все это. А теперь явился Власов, который разъезжает всюду в качестве проповедника и проповедует национальное освобождение как в населенных пунктах, так и перед добровольными помощниками и войсками.

Кейтель. Это я уже запретил.

Шмундт. Генерал-полковник Линдеманн говорит не совсем так, как думает господин фельдмаршал: «Мы будем создавать эти соединения в широком масштабе, но я обращаю ваше внимание на существующую в этом деле опасность. Власов их взбудоражил насчет свободы. Он, несомненно, этим больше всего затруднил борьбу с партизанами. Линдеманн говорит, что теперь наступил момент, когда одно из двух: или надо сделать уступку этому Власову, даже если мы не намерены остановить его, и сказать: «Вы за это получите то-то и то-то», или все это дело надо отклонить начисто. Иначе это ударит нам в спину, люди станут выражать недовольство и вместо того, чтобы обслуживать железнодорожную сеть, в один прекрасный день начнут саботировать ее.

Фюрер. Вообще этот генерал Власов в наших тыловых районах мне совершенно не нужен.

Шмундт. Но он там работает.

Фюрер. Это необходимо прекратить. Он мне нужен только на передовой.

Шмундт. Командующие армиями хотели бы получить такое решение.

Кейтель. Это дело решенное.

Фюрер. Цейтлер, для нас вопрос ясен, для тыла этот Власов нам не нужен. Он может действовать только в сторону противника.

Цейтлер. Только в сторону противника своим именем и своими снимками.

Кейтель. Могу ли я теперь не поставить вопрос, который внесен войсковой группой «Север» через генеральный штаб, – группа просит разрешения включить добровольцев из числа эстов, латышей и литовцев в немецкие части в качестве немецких солдат и таким путем восполнить все вакансии.

Фюрер. Этого в такой общей форме нельзя делать.

Цейтлер. Существует у нас даже латышская бригада СС.

Фюрер. Это отдельные соединения, но в общей массе это делать не следует.

Кейтель. Если они будут включены в состав армии, они будут фигурировать не в качестве добровольцев в особых частях на основе закона о трудовой повинности, а будут зачислены на имеющиеся вакансии при немецких войсковых подразделениях.

Фюрер. Ни при каких обстоятельствах. Это привело бы к тому, что эти соединения в конечном счете стали бы совершенно ненадежными. Совершенно другое дело, если я иду на уступки и составлю из этих людей отдельный легион. Но он тоже должен быть тщательно подобран и выдрессирован.

Кейтель.Это все делается.

Фюрер. Но если вы будете этих людей включать нормальным порядком в то или иное подразделение, то может случиться, что они внесут с собой яд совершенно беспримерного действия. Этого делать нельзя.

Цейтлер. Из крупных единиц существует только одна дивизия, о которой я докладывал и которая составлена по принципу 1 х 1. Это удивительно. Теперь фактически русские солдаты учат наших людей, как нужно окапываться и использовать местность. У них свой способ окапываться и располагаться в окопе, и это удивительный способ.

Кейтель. Это дивизия «Нидермайер», в ней имеются турки. Она носит номер 162.

Фюрер. Где она фактически находится?

Цейтлер. Она находится в губернаторстве.

Фюрер. Одно совершенно ясно, что эти соединения мы серьезно использовали только в нескольких пунктах, и там они не показали себя созревшими для серьезной нагрузки.

Цейтлер. Нет, для серьезной – нет! Хотя они в таком положении находятся уже полтора года, они до самого последнего времени остаются такими же ненадежными.

Фюрер. Полагаться на них нельзя. И я вынужден снова повторить: мы можем вести пропаганду в сторону противника как угодно. Это все можно делать. Но мы должны отдавать себе отчет в том, что это не должно вовлечь нас в такое положение, какое мы имели в 1916 году. Этого не должно случиться. Прежде всего, это не должно иметь места. Мы не должны эти соединения готовить для кого-то третьего, кто возьмет их в руки и скажет: сегодня мы с вами заодно, а завтра нет. В один прекрасный день мы услышим нечто вроде забастовочного лозунга. Он обойдет весь фронт, и тогда они окажутся организованными и начнут заниматься вымогательством.

Кейтель. Я могу лишь добавить к этому, что Власов отозван. Его больше нет на фронте. Всякая пропаганда на фронте и его собственная пропагандистская деятельность ему запрещена. Оставалось только принять решение, можем ли мы пустить такое оповещение на эту сторону относительно так называемой освободительной армии.

Фюрер. Да, в этом случае можно все делать.

Кейтель. Я не видел в этом ничего угрожающего. Ибо мы, именно мы, являемся освободительной армией против большевизма.

Фюрер. Хотя я придерживаюсь того убеждения, что отозвание освободительной армии будет иметь эффект, ибо люди не хотят воевать, они хотят покоя.

Кейтель. Ну а как использовать людей из лагерей для перебежчиков?

Фюрер. Я стою на той точке зрения, что их надо вывезти и использовать в Германии. Это – военнопленные. Если бы я мог, 30, 40 или 50 процентов из них я бы отдал управлению, занимающемуся снабжением углем!

Цейтлер. Я поставил себе целью сделать из них подходящих рабочих для Германии. На передовой с перебежчиками не очень много успеешь. Одного или другого добровольного помощника я могу поставить на свободную вакансию. Но основная масса должна идти в Германию в качестве рабочих, чтобы освободить немцев.

Фюрер. Я могу лишь сказать: если мы не упорядочим наше положение с углем, то наступит момент, когда я уже не смогу изготовлять боеприпасы и взрывчатые материалы, когда мы не сможем больше строить подводных лодок. Так может произойти в сотне различных областей – это бессмыслица. Но при таких условиях этот момент наступит. Уже теперь получается трагическое положении, когда приходят итальянцы и спрашивают, почему мы им не поставляем этих материалов. Я должен им их дать. А мы не в состоянии это сделать, потому что у нас слишком мало угля. Это, конечно, расхлябанность.

Кейтель. Итак, я сообщу рейхсминистру Розенбергу, что согласно нашему решению этот вопрос не стоит в порядке дня, что позади нашего фронта мы вообще не намерены добиваться какого-либо практического результата этими средствами, что пропаганду в отношении противника мы этими средствами будем продолжать, что в русском районе мы господину Власову больше не разрешим проявлять активность. Если ему угодно…

Фюрер. Мы и никому другому также этого не разрешим. Мы ведь делаем это не для Коралловых островов, а позволяем вести пропаганду в отношении наших противников. Я убежден, что русские, со своей стороны, будут вести пропаганду против нас. Не следует допускать, чтобы у нас возникали ложные надежды.

Кейтель. Однако генералы, и в особенности Клюге, я это знаю от него лично, я с ним достаточно говорил по этому поводу, склонны видеть в этом некоторую разгрузку.

Цейтлер. Как раз не хватает ясности сверху. Раз навсегда должна быть дана установка сверху прямо и без обиняков.

Кейтель. Теперь я позволю себе высказать еще одну просьб у по вопросу, который теперь обсуждается. После того как для относительно добровольных помощников наметились твердые положения, возникает вопрос о выработке четких определений также и для туземных соединений в смысле их состава, подготовки и т. п. Было бы хорошо, если бы мы могли их предварительно получить и показать фюреру. В данное время они прорабатываются у вас в организационном отделе.

Фюрер. Может быть, с помощью сегодняшней стенограммы, сегодня я излагал свои мысли письменно. Ламмерс еще раз просмотрит материал и на основе его составит проект решения.
Впрочем, вы могли бы еще кое-что сделать. Мы можем видеть, как развертывается история. При известных обстоятельствах было бы также возможно еще раз собрать часть наших высших командиров, чтобы я мог им сказать лично.

Шмундт. Это было бы чудесно.

Кейтель. Это было бы очень хорошо. Ибо получается маленький самообман. Люди надеются получить разгрузку, а не знают, какое беспокойство они сами себе создают, какую вошь они заводят у себя в тулупе».
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватар пользователя
Hohner
Администратор
 
Сообщений: 1130
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград

Re: Операция Silberstreif ("Серебряная полоса")

Сообщение Hohner 30 июл 2014, 21:08

Что касается власовского движения - это вообще тема отдельного очень и очень большого исследования, даже если касаться пропагандистского аспекта.
При подготовке я пользовался следующими материалами:
1) Коняев Н. М. "Власов. Два лица генерала". http://mart-kzn.ru/dva-litsa-generala/page-0-0.html
2) Смыслов О. С. "Пятая колонна Гитлера. От Кутепова до Власова". http://www.bibliotekar.ru/general-vlasov/index.htm
3) Штрик-Штрикфельдт В. К. "Против Сталина и Гитлера". http://militera.lib.ru/memo/german/strick-strickfeldt/index.html
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватар пользователя
Hohner
Администратор
 
Сообщений: 1130
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград

Re: Операция Silberstreif ("Серебряная полоса")

Сообщение slepmehanik 30 июл 2014, 21:55

Коля,спасибо! Очень интересный материал. Особенно понравились документы по нашей встречной контрпропагандистской операции «Измена Родине». О ней неоднократно читал, но подобных доков не видел. Спасибо! Восполню свой пробел ;)
Аватар пользователя
slepmehanik
Администратор
 
Сообщений: 4677
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 17:05
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Операция Silberstreif ("Серебряная полоса")

Сообщение германн 03 авг 2014, 14:32

Николай, спасибо за познавательный рассказ!
Куплю или обменяю листовки.
германн
 
Сообщений: 391
Зарегистрирован: 30 апр 2012, 23:42
Откуда: Санкт-Петербург

Пред.

Вернуться в Структура германских органов пропаганды

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron